27 ноября 2021 14:11:20 RUR: 0.37700   USD: 27.37000   EUR: 30.85000   BTC: 57668.5730 

Война в сети. Как Украина создает кибервойска и кто их главная цель

Украина объявила о создании кибервойск. Основная их задача – отражение нападений российских хакеров, а потенциально и контрудары по инфраструктуре агрессора. Что стоит за этой идеей и сможет ли власть воплотить ее в жизнь – ниже в материале РБК-Украина.

Украина, по данным Microsoft, чаще всего становится жертвой кибератак, за вычетом США. На нашу страну приходится 19% сетевых нападений со стороны хакерских группировок, которые связывают с российскими спецслужбами.

Самые разрушительные последствия имели атаки на украинскую энергосистему зимой 2015 года и массовое заражение компьютеров в частном и государственном секторах вирусом Petya в июне 2016 года. Именно тогда власть решила ускоренными темпами выстраивать оборону на этом направлении.

Значимой вехой в этом процессе станет создание собственных кибервойск по примеру передовых государств. По идее они позволят не только отбивать агрессию противника, но и наносить удары в ответ или даже на упреждение. Конкретика должна появиться в правительственном законопроекте, который СНБО и президент Владимир Зеленский поручили подготовить и внести в парламент до 26 октября.

Поле битвы – интернет

То, чем Украина обеспокоилась в 2021 году, в ведущих странах мира функционирует уже около 10 лет. Россия, США, Китай и другие мировые игроки активно применяют свои кибервойска против оппонентов. Зачастую такая информация не подтверждается властями на официальном уровне, но противнику ясно дают понять, что он может оказаться под ударом в любую секунду.

Первыми о создании отдельного вида войск для проведений операций в интернете объявили в США. В 2010 году там появилось Киберкомандование как сугубо оборонительный элемент в структуре национальной безопасности, но уже к 2016 году американская киберармия стала полноценным родом боевых войск. Она также получила право проводить наступательные операции.

К примеру, в апреле 2016 года министр обороны США Эштон Картер публично признал, что кибервойска активно применяются против ИГИЛ. Тогда же глава Пентагона отметил, что на операции «интернет-воинов» следует выделять не менее 35 млрд долларов на пять лет.

В 2018 году американское Киберкомандование провело первую операцию против России. Как утверждает The New York Times, целью военных хакеров были российские спецслужбисты, которые якобы планировали вмешаться в ход американских выборов. Численность киберсолдат США варьируется, по разным данным, от 5 до 9 тысяч человек, а годовой бюджет составляет около 7-9 млрд долларов.

Информация о создании и деятельности кибервойск в России держится в строжайшем секрете. По сообщениям СМИ, формирование этой структуры началось еще в 2013 году, но официально российские власти признали факт ее наличия только четыре года спустя. В Минобороны страны-агрессора тогда упомянули о существовании «войск информационных операций».

Численность российских боевых хакеров может достигать 2-3 тысяч военных. При этом РФ массово привлекает «сторонние» группировки к проведению своих нападений. Так было, например, с Украиной, Грузией, Германией и США, когда объекты инфраструктуры этих стран атаковали якобы с целью вымогательства преступные группы, официально не имеющие отношения к правительству РФ.

Это позволяло Кремлю отрицать ответственность за киберинциденты. Впрочем, американские силовики прямо называют таких хакеров, например, из группировок Fancy Bear і Nobelium, аффилированными с российской военной разведкой.

После атак 2015-16 годов Украина также создала специальные киберподразделения в своих силовых органах: Национальной полиции и СБУ. Кроме того, над безопасностью в коммуникационных сетях работают специальные центры при Госспецсвязи и СНБО.

Но они способны только держать оборону. А вот работать в тылу врага, вести разведку и проводить там «активные мероприятия» должны специально подготовленные военные подразделения, уверен глава «Украинского киберальянса» Артем Карпинский.

Эта волонтерская организация объединила украинских хакеров, решивших собственными силами противодействовать агрессии РФ в киберпространстве. Она запомнилась дерзкими операциями по взлому серверов российского Минобороны, почты помощника президента РФ Владислава Суркова и руководителей «ДНР».

«Мы же в наступательные операции не играем. Мы играем в оборону, мы защищаем свою страну, а если нам иногда приходится проводить «offensive operation», то это исключительно как часть нашей оборонной доктрины», – объяснил Карпинский РБК-Украина.

В Министерстве обороны, в свою очередь, заявили, что предыдущие кибератаки России на Украину были всего лишь «тестированием на уязвимость» и «демонстрацией силы». Сейчас ситуация изменилась и кибервойска оппонента достигли достаточного уровня готовности к проведению полноценных операций против нашей страны.

«Мы должны понимать, что в любую секунду мы можем получить в рамках вооруженной агрессии против нашего государства или в рамках отдельных действий гибридной войны против нас, стратегическую кибероперацию», – заявил представитель директората информационной безопасности Минобороны Сергей Галушко.

Такая атака, по его словам, может быть нацелена на транспортную инфраструктуру, энергетическую и банковскую отрасль.

Кадровый вопрос

Потому в украинском силовом ведомстве уже приступили к «практической части реализации проекта создания кибервойск», отметил полковник Галушко. «Вопрос чувствительный, и мы сегодня находимся в треугольнике решения этого вопроса: Офис президента – Аппарат СНБО – Министерство обороны», – добавил он, не назвав сроки появления в Украине нового вида войск.

На запрос РБК-Украина в Кабинете министров ответили, что именно Министерство обороны определено как ответственный орган за выполнение указа президента о разработке законопроекта про кибервойска. В Министерстве не смогли ответить на информационный запрос, попросив дополнительное время на подготовку ответа.

СНБО вечером 25 октября сообщил о заседании Национального центра кибербезопасности, где поднимался вопрос о необходимости разработки соответствующего законопроекта в «ближайшее время». В установленный президентом срок в Раде он так и не появился.

Впрочем, основные аспекты построения нового вида войск Совбез уже раскрыл. По информации руководителя службы информационной и кибербезопасности Аппарата СНБО Натальи Ткачук, в кибервойска будут призывать «молодых ИТ-шников» на срочную службу.

«Главная проблема национальной системы кибербезопасности – отсутствие кадров в каждом органе, который отвечает за эту сферу. По нашему мнению, именно кибервойска смогут решить этот вопрос путем построения киберрезерва. Резерва в виде молодых парней и девушек, которые будут проходить, в том числе, и срочную службу», – отметила она.

 

Глава «Украинского киберальянса» сомневается в эффективности такого подхода. По его мнению, подготовка молодых специалистов займет слишком много времени, а результат нужен уже сейчас.

«Они задолбаются призывать на срочную службу молодых ИТ-шников, потому что они все просто будут уезжать за границу. Это раз. Второе – не вижу сейчас никакого смысла тратить время на их обучение, так как на данный момент надо быстро создать каркас из тех специалистов, которые есть, и тех, которые могут туда пойти за те деньги, которые им предложат», – считает Карпинский.

Он уточнил, что Украина может на данном этапе набрать в кибервойска до 50 вольнонаемных профессионалов, предложить им зарплату на 20% выше рыночной и поручить проведение сложных операций «в тылу врага».

Не согласен с идеей призвать срочников в кибервойска и бывший глава Интернет-ассоциации Украины, заместитель главы парламентского комитета по цифровой трансформации Александр Федиенко («Слуга народа»). По его мнению, в данной ситуации молодых специалистов следует призывать на альтернативную службу. Сейчас это возможно только для тех граждан, которые по религиозным убеждениям не могут брать в руки оружие.

«Зачем молодому талантливому ИТ-шнику бегать с автоматом, если он виртуозно управляется с клавиатурой?» – объяснил замглавы комитета Рады, ответственный, в том числе и за кибербезопасность. Он уточнил, что готовится разработать и внести собственный законопроект о кибервойсках.

По его мнению, вопрос создания украинских «боевых хакеров» не терпит отлагательств, ведь противостояние с Россией показывает признаки эскалации. Тут с ним согласен и секретарь СНБО Алексей Данилов, считающий, что РФ может активизировать свою агрессию с наступлением отопительного сезона в Украине.

«Безусловно, кибервойска должны быть созданы уже в следующем году. С учетом нарастающей эскалации я вообще считаю, что это надо делать демонстративно. Чтобы показать врагу, что мы уже работаем по нему и запустили свои «щупальца» в его инфраструктуру», – отметил Федиенко.

На практике, пояснил он, эти «щупальца» могут выглядеть так: украинский военный специалист высокого уровня устанавливает «кибермину» – бэкдор («backdoor» – дефект алгоритма, который намеренно встраивается в программу), на объект критической инфраструктуры противника, что позволит в необходимый момент вывести его из строя или украсть данные.

Пока же Украина в основном надеется на помощь стран-партнеров, уже имеющих свои военные киберсилы. В Минобороны сообщили, что впервые за историю независимости в текущем году была проведена совместная операция с Киберкомандованием США по защите информационных ресурсов Украины. Тактическая группа американских военных вместе с украинскими специалистами смогли раскрыть подготовку атаки со стороны России, общими усилиями ее минимизировать и устранить.

Украина с огромным опозданием, но пришла к решению создать свои кибервойска. За время их отсутствия украинский интернет стал настоящим полигоном для испытания противником кибероружия разной мощности и интенсивности. Однако при правильном подходе и стратегии у нашего государства все еще есть шансы дать достойный отпор агрессору и на этом поле битвы. Тем более, что Украины есть весомое преимущество – значительный человеческий потенциал в IT-сфере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *